«Биография музыкальных инструментов (Орган и клавесин)»

 

История ударных, дождавшихся своего звездного часа, заставила меня задуматься о превратностях судьбы двух  инструментов (столь схожих с судьбами человеческими), органа и клавесина.

Старинный орган, тот самый, который ведет свое начало от Гвидо из Ареццо (XI в.), освященный гением Баха, — личность огромная, универсальная, замечательная. Он прочно связан со всей землей, страной. Он не любит путешествий и в редчайших случаях покидает постоянное место своего пребывания. Быть может, орган – фигура, наиболее духовная в истории музыкальной культуры.

Величественное звучание органа исключительно по тембровому, регистровому разнообразию. Орган способен передавать тончайшие душевные движения и в то же время его могучий голос, далекий от всего обыденного, поражает воображение слушателей…

 

Самые красивые органы мира.

Когда – то, особенно, при великом Бахе, орган пользовался необычайным почетом. Но в периоды социальных потрясений, народных восстаний, революций к нему относились с недоверием, вспоминали о его религиозности, открытой вере в бога. И хотя еще при Букстехуде, Бахе, Генделе он уверял, что нередко исполняет чисто инструментальные произведения, далекие от религиозных устремлений, ему не верили, всегда находя в его игре нечто божественное.

В переломные периоды истории орган вытесняли другие персонажи:
трубы, тромбоны, барабаны, тарелки, литавры, громадные массы струнных, объединенные в большие оркестры, исполняющие монументальные симфонические произведения.

Рядом с органом существовал клавесин. Нежный, утонченный, изящный, он, несмотря на довольно хрупкое сложение, производил в XVIII столетии дьявольскую работу. Клавесин отличался бескорыстием, преданностью; он дал жизнь многим композиторам, исполнителям, сочинениям. Клавесин был чужд чувству зависти, недоброжелательности.

 

Scarlatti Sonata K 224 K 225

В жизни бывает так – пригреешь кого-нибудь, поддержишь и не ведаешь, что  в этом–то человеке и заключена твоя погибель.

Около клавесина проживал клавикорд. У него и голос был слабее, и культуры меньше, и «руки» не столь совершенны…  И может быть сам клавикорд и не был виноват в том, что стал причиной падения клавесина (в этом его трудно заподозрить) – его к этому вынудили.

У клавесина звук получается оттого, что перышко цепляет за струну. У клавикорда по струне ударяет молоточек. Клавикорду стали протежировать: занялись его усовершенствованием.

 

Goldberg Variations on Clavichord plays by Benjamin Joseph Steens

В начале XIX века он перерос в молоточковое фортепиано и стал бесцеремонно вытеснять клавесин. О, если бы были живы те, на кого клавесин мог опереться, у кого он мог искать защиты – Рамо, Дакен, Доменико Скарлатти, Перселл, Шамбоньер, Куперен… Увы! Все они умерли. А неблагодарный, грубый Бетховен (неспроста клавесин всегда относился к нему с недоверием) своим авторитетом совсем доконал его: в 1817 – 1819 годах сочинил сонату для молоточкового фортепиано. Он так и назвал ее —  Grosse Sonate für das Hammerklavir, посвятив эрцгерцогу Рудольфу.

И… клавесин забыли. XIX век прошел практически без клавесина. Не помогли усилия немногочисленных друзей клавесина, несмотря на то, что среди них были К.Сен-Санс, а позже семейство Казадезюсов и верный, преданный друг – Ванда Ландовская.

Из печальной истории клавесина человек может сделать два вывода:

1.   Не считай себя незаменимым, не гордись своими успехами, не оценивай сам свои заслуги.

2.   Делай посильное! Тебя могут забыть, но если было ценное зерно в совершенном тобою – оно произрастет.

Прошло почти 150 лет. И в середине XX столетия начинается возрождение клавесина. Он появляется в новом качестве – и как солирующий инструмент, и в ансамблях, в симфонических и камерных оркестрах, желанный участник в театре, на телевидении, в кино. К нему относятся с особым вниманием, бережностью. Участие клавесина всегда привносит элемент остроты, пикантности, изящества. Некоторые молодые композиторы приглашают клавесин даже в самое неподходящее общество.

Очевидно, возрождение клавесина не случайно. В это время происходит ряд сложных, знаменательных музыкальных событий, еще требующих своего изучения.

Одно из этих событий – появление электромузыкальных инструментов: семейства клавишных – электрооргана, электророяля;

 

Один из менуэтов Баха, сыгранный на цифровом пианино с тембром клавесина.

семейства электрогитар; электроскрипки

 

Contradanza ( Vanessa Mae )

и множества типов синтезаторов. Увы! Они также очень похожи на человека XX столетия. Этот человек имеет много преимуществ перед своим предком, он обладает количественно большим объемом информации о мире, но в то же время под воздействием цивилизации многое утрачено им: естественность, непосредственность, связь с природой, та духовность, которая не выдерживает настойчивого давления техники.

И новые инструменты, обладая нередко большими техническими возможностями, более точной интонацией, внешней оригинальностью, красивостью тембра, утратили, хотя и в разной степени, живой контакт с человеком. Их звучание, интонации, характер тембра не зависят уже от дыхания человека, прикосновения его пальцев к струне, клавише, от трепетной вибрации кисти руки…   Электромузыкальный инструмент похож, очень похож на современного электрочеловека. (Продолжение…)

 

Г.Фрид  "Музыка. Общение. Судьбы" 

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.