Евгений Мравинский — 108 лет со дня рождения.

 

                                                 Картинка 8 из 367

4 июня 2011 года исполнилось бы 108 лет Евгению Мравинскому — крупнейшему современному мастеру дирижёрского искусства. Это имя никогда не нуждалось в перечислении почётных званий и наград; для многих и многих имя Евгения Александровича Мравинского стало не только синонимом музыки, но и её сутью. Музыкальные обозрения и анонсы выскакивали на первые полосы газет, расцветая немыслимыми фейерверками роскошных эпитетов, во всех городах мира, куда бы ни приезжал Мравинский со своим оркестром. «Эталонное», «блистательное», «хрестоматийное», «непревзойдённое» – на многих языках мира подобные характеристики наиболее часто сопутствовали исполнению Мастером произведений Шостаковича, Чайковского, Брукнера, Вагнера, Брамса…  "Концерт Евгения Мравинского был не только необыкновенным концертом. Настоящие любители музыки утверждали, что это было нечто большее, а именно мы стали свидетелями особого, редкого явления, своеобразного художественного действа. Все мы видели дирижеров, которые лишь отбивают ритм, позволяя вести себя самому оркестру. С Евгением Мравинским оркестр Ленинградской филармонии действительно является инструментом в руках виртуоза, почти продолжением его тела, его рук. Нет никакой внешней помпы, но практически нет и напряжения. Без дирижерской палочки, сидя на табурете, порой касаясь левой рукой партитуры, 79-летний маэстро взглядом, еле заметным движением руки или даже запястья руководит оркестром, и музыка льется, совершенная и глубокая. Это результат не одних репетиций, а всей артистической карьеры, лучше сказать, всей жизни" —  писала мадридская газета "El Pais" в 1982г.

Как и многие крупные дирижеры, режиссеры, балетмейстеры, Мравинский — фигура сложная и противоречивая. У него был, что называется, "тяжелый характер". Он был дирижером авторитарного типа, мнителен, может быть, резок, несправедлив и даже жесток. И, тем не менее, он безусловно был Художником, по праву причисляемым к наиболее крупным музыкантам ХХ века. Сухощавая, подтянутая и аскетичная фигура Великого Маэстро, в течение полувека возвышавшаяся над филармонической сценой, является  высшим образцом бескорыстного и безраздельного служения Музыке.

Л.Бетховен Симфония №.4 B-Dur, Op.60
2 часть, Adagio 
Ленинградский филармонический оркестр под управлением Евгения Мравинского

Редкое единодушие в оценках творчества Мравинского позволяет говорить, что в своём искусстве он сумел достичь удивительное ощущение подлинности, высшей художественной правды. Мравинский не любил импровизаций  и поэтому и не дирижировал никогда – за редчайшими исключениями! – ни оперой, ни вокально-симфоническими опусами); в его характере была абсолютная, кристальная точность исполнения – мало кому из дирижёров удавалось, действуя исключительной магией собственного авторитета, превратить огромный коллектив в единый инструмент, поражавший своей виртуозностью. Вот пример. Это было  на репетиции.   Лишь с нескольких попыток,  добившись от группы контрабасов желаемого эффекта, со свойственной ему картавинкой,  маэстро проговорил: «Сейчас было хорошо…  А теперь просьба: запомните это местечко навеки!»

Последний концерт Мравинского состоялся 6 марта 1987 года. В Большом зале Ленинградской филармонии исполнялись "Неоконченная" симфония Шуберта и Четвертая симфония Брамса. Е.А. Мравинский скончался у себя дома в Ленинграде 19 января 1988 года, на 85-м году жизни. Под звуки траурного марша из "Гибели богов" в своем и своего оркестра исполнении (в записи) Мравинский навсегда покидал белоколонный зал филармонии… Похоронили дирижера на Богословском кладбище. На его могиле был установлен памятник с надписью — "Великому музыканту".

Великий русский дирижер Е.А. Мравинский родился в Петербурге 22 мая (4 июня) 1903 года. Его отец, юрист по образованию, был действительным статским советником, мать — потомственной дворянкой. Родители уделяли много внимания воспитанию и образованию своего единственного сына. Он рано начал изучать языки — французский и немецкий. В 6 лет родители стали обучать мальчика игре на фортепиано, брали его с собой в театр на концерты оперной и симфонической музыки. В 1914 году, в 11-летнем возрасте, Мравинский зачислен сразу во второй класс гимназии, он интересуется зоологией и ботаникой, продолжает домашние уроки игры на фортепиано.

В 1918 году неожиданно умер отец будущего дирижера, А.К. Мравинский (по одной из версий он был расстрелян вскоре после революции), и юноша, в поисках заработка, поступает в Мариинский театр, в группу артистов миманса. Продолжая работать в театре, в 1920 году Мравинский поступает на естественнонаучный факультет Петроградского Университета. Однако из-за невозможности совмещать учебу с работой в театре, он выбирает театр и вскоре уходит из университета. Видимо, тогда и возникло твердое решение посвятить себя музыке. В 1921 году, не оставляя работы в театре, Мравинский поступает штатным пианистом-аккомпаниатором в Ленинградское хореографическое училище. Позднее, осознав необходимость получения музыкального образования, он решает поступать в консерваторию, но в 1923 году первая попытка не удалась — в консерваторию он не был принят из-за дворянского происхождения.

В 1924 году он все же поступил в Ленинградскую консерваторию, где вначале занимался в классе композиции, а с 1927 года — в классе дирижирования, у профессора Н.А. Малько (после его отъезда за границу летом 1929 года — у А.В. Гаука). В поисках дирижерской практики Мравинский сотрудничает с самодеятельным симфоническим оркестром совторгслужащих, проводит с ним несколько концертов. В том же году, после 8 лет работы аккомпаниатором Мравинскому доверили пост заведующего музыкальной частью Ленинградского хореографического училища. В этой должности он проработал до 1931 года. Весной 1931 года Мравинский окончил консерваторию. Летом он назначается дирижером-ассистентом в Ленинградский театр оперы и балета. Однако, основным его занятием становится участие в балетных репетициях в качестве пианиста. Тогда же Мравинский получил важный государственный заказ — работу по перестройке курантов Петропавловской крепости — замене мелодии "Коль славен" начальной фразой "Интернационала", используя старый набор колоколов.

20 сентября 1932 года состоялась премьера балета "Спящая красавица" Чайковского — первой самостоятельной работы Е.А. Мравинского в Театре оперы и балета (постановка М.Петипа). С тех пор на "Спящую красавицу" стали ходить не только для того, чтобы посмотреть Уланову и Сергеева, но и для того, чтобы послушать Мравинского. В ближайшие годы он продирижировал "Корсаром" (октябрь 1932 года), "Жизелью" Адана (февраль 1933 года), "Лебединым озером" Чайковского (апрель 1933 года), "Щелкунчиком" (апрель 1934 года). В 1932-1937 годах Мравинский проводит около 40 программ с оркестром Ленинградской филармонии. 29 апреля 1934 года оркестр Ленинградской филармонии первым в СССР был удостоен почетного звания Заслуженного коллектива РСФСР.

20 октября 1937 года Евгению Александровичу было поручено открыть новый концертный сезон в Ленинградской филармонии — честь, которой до того удостаивались только главные дирижеры оркестра, а 21 ноября 1937 года в рамках декады советской музыки в честь 20-летия Октябрьской революции состоялась премьера Пятой симфонии Дмитрия Шостаковича в исполнении оркестра под управлением Е.А. Мравинского. В сентябре 1938 года Мравинский победил на 1-м Всесоюзном конкурсе дирижеров в Москве. Эта победа принесла ему первую премию, звание лауреата и право участвовать в Международном конкурсе дирижеров в Брюсселе (он не состоялся из-за начавшейся в 1939 году Второй мировой войны). Но главной наградой явилось не это, а последовавший вскоре приказ Комитета по делам искусств при Совете Народных Комиссаров СССР о назначении Мравинского руководителем оркестра Ленинградской филармонии. Дирижер уходит из Театра оперы и балета, где успешно проработал семь лет (1932-1938).

18 октября 1938 года Мравинский открывал концертный сезон Филармонии уже в качестве главного дирижера оркестра. Начало совместной работы дирижера и оркестра оказалось трудным. "Старожилы" встретили нового руководителя сдержанно и настороженно. Многих ветеранов отпугнули и возраст Мравинского (он был едва ли не самым молодым членом коллектива), и отсутствие опыта руководства оркестром. Когда Мравинский с первых шагов стал вводить строгую дисциплину, в среде оркестрантов начались скрытые противодействия. Но были в оркестре и музыканты, верившие в нового главного дирижера, готовые поддержать его.

С началом Великой Отечественной войны начинается новая страница биографии дирижера. Уже в июне 1941 года многие артисты оркестра вошли в состав фронтовых концертных бригад, многие участвовали в строительстве оборонных объектов, некоторые ушли в ополчение. В августе, согласно решению правительства, оркестр был эвакуирован в тыл. Коллектив оставлял родной город, когда вокруг Ленинграда уже смыкалось кольцо вражеской блокады. 4 сентября музыканты прибыли в Новосибирск, а уже на следующий день выступали в госпиталях и воинских частях. Осенью 1943 года Е.А. Мравинский выезжает в Москву для работы над новой — Восьмой симфонией Шостаковича. Во время репетиций автор, покоренный работой Евгения Александровича, навечно связал свое детище с именем дирижера, посвятив ему Восьмую симфонию. В течение всего времени эвакуации оркестр, руководимый Е.А. Мравинским, дал 538 концертов. Их посетило около 400 тысяч слушателей. Состоялось также 240 концертов по радио. После отъезда ленинградцев в Новосибирске открылись оперный театр, филармония, музыкальное училище, а впоследствии и консерватория.

В сентябре 1944 года оркестр вернулся в Ленинград. Первые концерты в Ленинграде коллектив официально объявил отчетными, желая тем самым продемонстрировать итоги трехлетней работы в Сибири. 11 ноября 1944 года была исполнена Седьмая симфония Шостаковича, а менее чем через месяц — Восьмая. В феврале-марте 1946 года оркестр во главе с Мравинским впервые гастролировал за рубежом — в Финляндии. Во время гастролей Мравинский получил возможность посетить Яна Сибелиуса в его загородном доме, из которого он почти не выезжал с конца 1920-х годов. Встреча с ним произвела неизгладимое впечатление на дирижера. В том же году заслуги Е.А. Мравинского дважды отмечаются правительством: весной ему было присвоено почетное звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР, а в конце года присуждена Государственная премия СССР за достижения в области концертно-исполнительской деятельности.

В трудные послевоенные годы Мравинский не заигрывал с властями и прессой, не сидел в президиумах ответственных совещаний, не выступал на собраниях, его фотографии очень редко появлялись в газетах и журналах. Он никогда не играл сочинений "боссов" Союза композиторов. В 1948 году, в самый разгар газетной травли композиторов, когда все их произведения были изъяты из репертуара, Мравинский пытался поддерживать Шостаковича, в 1952-1953 годах он защитил музыкантов-евреев своего оркестра от увольнений. Мравинский, несомненно, защитил и дирижера Курта Зандерлинга, который бежал  в СССР из фашистской Германии в 1935 году. А когда после смерти Сталина травля прекратилась, в 1954 году за заслуги в развитии советского музыкального искусства Мравинскому было присвоено почетное звание Народного артиста СССР. В том же году оркестр впервые после войны выехал на гастроли в Москву.

В 1961 году Мравинскому первому из советских дирижеров присуждается Ленинская премия. С 1961 он преподает в Ленинградской консерватории, с 1963 года — профессор. Оркестр много гастролирует по всему миру, за десятилетия работы с Мравинским превратился в коллектив, обладающий исключительно высоким профессионализмом и пользующийся международной известностью. Зарубежная гастрольная деятельность дирижера продолжалась до 1984 года.

4 июня 1973 года, в день своего 70-летия Мравинский был удостоен звания Героя Социалистического труда. В этот день он вместе с оркестром находился на гастролях в Японии, прошедших с исключительным успехом. Дирижер был награждён орденами Ленина (1973), Дружбы народов (1978), Трудового Красного Знамени (1983), а также медалями.

Об «оркестре Мравинского» было написано очень много, и всё – в степени превосходной. Однако лучше всяких эпитетов о мастерстве и сыгранности музыкантов говорит беспрецедентный случай, произошедший в конце 1982 года в Москве, на концерте, приуроченном к 100-летнему юбилею оркестра. Во время исполнения Пятой симфонии Шостаковича в Большом зале Консерватории вдруг полностью «выключился» весь свет. (Мы не будем вдаваться в будоражившие меломанов  тогда “конспиративные теории”, кто и зачем это организовал – теперь, думается, это совсем неважно). В полной тьме, внезапно поглотившей весь зал, оркестрантам лишь чуть виднелись крахмальные манжеты Маэстро… Люди, слушавшие концерт в прямой радиотрансляции, не могли в это поверить – музыканты и дирижер провели финал симфонии с таким необычайным блеском, что овации вставшего в едином порыве зала не утихали более получаса!

Репетиция оркестра Ленинградской филармонии. Дирижер Евгений Мравинский.                    Исполняется симфония №4 И.Брамса.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.