Алексис Вайсенберг – 82 года со дня рождения.

 

АЛЕКСИС  ВАЙСЕНБЕРГ (нем. Alexis Weissenberg, полное имя Алексис Сигизмунд Вайссенберг, в юности выступал как Зиги Вайссенберг) —  американско-французский пианист болгарского происхождения.

Музыкант серьезный и глубокий, Вайсенберг демонстрирует в своей игре как несокрушимую логику и стройность замысла, так и яркий виртуозный блеск. К числу значительных исполнительских достижений пианиста критика относит его интерпретации сочинений И. Брамса, М. П. Мусоргского, С. В. Рахманинова, И. Ф. Стравинского, Б. Бартока, С. С. Прокофьева.

И.Стравинский "Петрушка"

Родился 26 июля 1929 года в Болгарии.  Детство будущего артиста прошло в Софии. Две тёти и дядя Вайссенберга  окончили фортепианное отделение Венской консерватории.  Мать, профессиональная пианистка Лилиан Пиха, начала учить его музыки в 6 лет. Его наставником вскоре стал выдающийся композитор и пианист Панчо Владигеров, который дал ему отличную школу, а главное — широту музыкантского кругозора. В 10 лет дал первый сольный концерт, состоявший из произведений Баха, Бетховена, Шумана, Владигерова и исполненного на бис собственного этюда.

Во время Второй мировой войны был задержан вместе с матерью при попытке по поддельным документам покинуть Болгарию (по мере развития военных действий преследования еврейского населения стран-союзниц Германии усиливались) и интернирован. Как пишет сам Вайссенберг: 

«Удача — отвратительный просчет, иногда творящий крошечные чудеса. Нашей нежданной порцией удачи оказался музыкальный инструмент — милейший старый аккордеон. Немецкий офицер обожал Шуберта. Он позволял мне играть ближе к вечеру и время от времени являлся и слушал. Помню, как он садился в углу, в полном одиночестве, с каменным лицом безо всякого выражения — и вдруг вставал и выходил так же внезапно, как появлялся.

И этот же самый офицер в один сумасбродный день поспешно забрал нас, доставил на вокзал, запихнул в поезд наши пожитки, буквально через окно закинул аккордеон и исчез, по-немецки сказав моей матери: «Будьте счастливы». Полчаса спустя поезд пересек границу. Паспорта у нас никто не спросил."

 

Алексис Weissenberg — Jesu, радость desirig человека. Отрывок И.С.Баха.

Через Стамбул и Бейрут Вайссенберг попал в Хайфу, где перед войной обосновалась одна из сестёр его матери, игравшая на рояле в припортовом баре. Год спустя Вайссенберг возобновил обучение музыке в Иерусалиме, ещё через год отправился в концертное турне по Северной Африке, по возвращении из которого Лео Кестенберг подписал с 14-летним музыкантом контракт на три сезона выступлений с Палестинским филармоническим оркестром; в ходе одного из этих концертов оркестром дирижировал Леонард Бернстайн. В 1946 году Вайссенберг покинул Палестину и отправился в Нью-Йорк с рекомендательными письмами от Кестенберга к Владимиру Горовицу и Артуру Шнабелю. затем занимался у известного композитора и пианиста Панчо Владигерова. Наконец, Вайсенберг попадает в США, где завершает свое образование в Джульярдской музыкальной школе по классу Ольги Самаровой-Стоковской. В 1947 году Вайсенберг выигрывает Конкурс имени Левентрита — наилучшую стартовую площадку для американских звезд — и начинает блестящую концертную деятельность. Но в 1957 году он переезжает в Париж и на 10 лет прекращает выступать, повторяя опыт двенадцатилетнего молчания Горовица.. "Я почувствовал,- признавался он позднее,- что постепенно становлюсь пленником рутины, уже известных штампов, от которых необходимо спасаться. Мне нужно было сосредоточиться и заняться самоанализом, усиленно работать — читать, учиться, „атаковать" музыку Баха, Бартока, Стравинского, изучать философию, литературу, взвесить свои возможности".

Alexis Weissenberg — Posthume — Frédéric Chopin ,
en présence de Nana Mouskouri 1976

Добровольное изгнание с эстрады продолжалось — почти беспрецедентный случай — 10 лет! В 1966 году Вайсенберг дебютировал вновь с оркестром под управлением Г. Караяна. Многие критики задавали себе вопрос — предстал ли перед публикой новый Вайсенберг или нет? И отвечали: не новый, но, бесспорно, обновленный, пересмотревший свои методы и принципы, обогативший репертуар, ставший серьезнее и ответственнее в своем подходе к искусству. И это принесло ему не только популярность, но и уважение, хотя и не единодушное признание. Немногие пианисты наших дней так часто попадают в фокус общественного внимания, но немногие вызывают и такие споры, подчас град критических стрел. Одни относят его к числу артистов высочайшего класса и ставят на уровень Горовица, другие, признавая его безупречную виртуозность, называют ее односторонней, превалирующей над музыкальной стороной исполнения. Критик Э. Кроэр напомнил в связи с такими спорами слова Гёте: "Это лучший признак того, что никто не говорит о нем равнодушно".Через год после Горовица  Вайсенберг возвращается на концертную эстраду, исполнив с Гербертом фон Караяном концерты Чайковского и Рахманинова. Караян называет Вайсенберга одним из выдающихся пианистов нашего времени.

Weissemberg at the piano playing with the Berliner Filarmonic conducted by Karajan. С. Рахманинов Концерт №2, 1 ч.

У нас немало дирижеров, которые полагают, что аккомпанировать солистам – недостойное их величия дело. Герберт фон Караян так не считал. Злые языки утверждают, что, выискивая восходящие звезды, он думал только о том, чтобы еще умножить свою славу. Пусть так, но большинство записей Караяна с солистами демонстрируют тонкое понимание природы таланта партнера и необычайное мастерство ансамбля. Можно сравнить тот же Первый концерт Чайковского, записанный Караяном с Рихтером, Берманом, Кисиным, и увидеть, насколько различается трактовка сочинения. Не является исключением и запись, выполненная с Алексисом Вайсенбергом.

Herbert von Karajan Berliner Philharmoniker 
P. I. Tchaikovsky Concerto for piano and orchestra No.1 B flat minor, op.23
Alexis Weissenberg (Piano)
Directed by Ake Falk
1967

Более того, слушая ее, я не знаю, чем более восхищаться, прекрасной игрой солиста или удивительной слитностью ансамбля пианиста и великолепно звучащего оркестра.

Действительно, заслуги Вайсенберга в пропаганде музыки, в привлечении к ней тысяч слушателей неоспоримы. Ежегодно он дает десятки концертов не только в Париже, в крупных центрах, но и в провинциальных городках, особенно охотно играет специально для молодежи, выступает по телевидению, занимается с молодыми пианистами. А недавно выяснилось, что артист успевает "выкраивать" время и для композиции: его мюзикл "Фуга", поставленный в Париже, имел бесспорный успех. И, конечно, Вайсенберг ежегодно возвращается теперь на родину, где его встречают тысячи восторженных почитателей.  Его игру слушали, затаив дыхание, затем не отпускали с эстрады более получаса, пока этот сдержанный и суровый на вид человек спортивного вида не покинул сцену растроганный до слез, со словами: "Я болгарин. Я любил и люблю только мою дорогую Болгарию. Этот момент я никогда не забуду".

Действительно, равнодушных на концертах Вайсенберга не бывает. Вот как описывает французский журналист Серж Ланц впечатление, которое пианист производит на аудиторию. "Вайсенберг выходит на сцену. Внезапно начинает казаться, что он очень высокого роста, Перемена в облике человека, которого мы только что видели за кулисами, разительна: лицо как высеченное из гранита, поклон — сдержанный, штурм клавиатуры — молниеносный, движения выверены. Обаяние — неимоверное! Исключительная демонстрация полного владения как собственной личностью, так и слушателями. Думает ли он о них, когда играет? „Нет, я сосредоточиваюсь целиком на музыке",- отвечает артист. Сидя за инструментом, Вайсенберг внезапно становится нереальным, он словно отгорожен от окружающего мира, пускаясь в одинокое путешествие по эфиру мировой музыки. Но верно и то, что человек в нем берет верх над инструменталистом: личность первого получает большее значение чем интерпретаторское мастерство второго, обогащает и вдыхает жизнь в совершенную исполнительскую технику. Это основное достоинство пианиста Вайсенберга…"

А вот как понимает свое призвание сам исполнитель: "Когда профессиональный музыкант выходит на эстраду, он должен чувствовать себя божеством. Это необходимо, чтобы подчинить слушателей и повести их в желаемом направлении, раскрепостить их от априорных идей и штампов, установить над ними абсолютное владычество. Только тогда он может называться настоящим творцом. Исполнитель должен полностью осознавать свою власть над публикой, но для того, чтобы черпать из нее не гордость или претензии, а силу, которая превратит его в истинного самодержца на эстраде".

Этот автопортрет дает довольно точное представление о творческом методе Вайсенберга, о его исходных артистических позициях. Справедливости ради заметим, что результаты, достигаемые им, далеко не всех убеждают. Многие критики отказывают ему в теплоте, сердечности, одухотворенности, а следовательно, и в настоящем таланте интерпретатора. Чего стоят, например, такие строки, помещенные в журнале "Мюзикал Америка" в 1975 году: "Алексису Вайсенбергу при всем его очевидном темпераменте и технических возможностях недостает двух важных вещей — артистизма и чувства"…

Р.Шуман "Детские сцены"

Все же число почитателей Вайсенберга, особенно во Франции, Италии и Болгарии, непрерывно растет. И не случайно. Конечно, не все в огромном репертуаре артиста удается ему в равной мере (в Шопене, например, подчас недостает романтического порыва, лирической интимности), но в лучших интерпретациях он достигает высокого совершенства; в них неизменно присутствует биение мысли, синтез интеллекта и темперамента, отказ от всяких штампов, всякой рутины — идет ли речь о баховских партитах или Вариациях на тему Гольдберга, концертах Моцарта, Бетховена, Чайковского, Рахманинова, Прокофьева, Брамса, Бартока. Сонате си минор Листа или "Карнавале" Тумана, "Петрушке" Стравинского или "Благородных и сентиментальных вальсах" Равеля и многих, многих других сочинениях.

 

Weissenberg — Bach — Chromatic Fantasy (BWV903), Broadcast 2 February 1969

Пожалуй, наиболее точно определила место Вайсенберга в современном музыкальном мире болгарский критик С. Стоянова: "Феномен Вайсенберга требует чего-то большего, чем просто оценка. Он требует обнаружения характерного, специфического, что и делает его Вайсенбергом. Прежде всего, исходная точка — эстетический метод. Вайсенберг нацелен на наитипичнейшее в стиле любого композитора, обнаруживает в первую очередь его самые общие черты, нечто подобное среднеарифметическому.

Р.Шуман Карнавал

Следовательно, к музыкальному образу он направляется кратчайшим путем, очищенным от подробностей… Если искать нечто характерное у Вайсенберга в выразительных средствах, то оно проявляется в области движения, в активности, которая определяет их выбор и степень использования. Поэтому у Вайсенберга мы не встретим никаких отклонений — ни в направлении колорита, ни в какое-либо психологизирование, ни куда бы то ни было. Он играет всегда логично, целенаправленно, решительно и эффектно. Хорошо это или нет? Все зависит от цели. Популяризирование музыкальных ценностей нуждается в таком типе пианиста — это бесспорно".

 

 

Weissenberg — Прокофьев Соната N.3

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.